Владимир Бортко: «Своих бросать нельзя!»

К съёмкам фильма «Убийство городов» по роману Александра Проханова режиссёр должен был приступить ещё в мае. Но съёмки так и не начались. «АиФ» решил выяснить, кто или что мешает Владимиру Бортко рассказать правду о происходящем в Донбассе.

Владимир Бортко: «Своих бросать нельзя!»

Не фильм, а поступок

Юлия Шигарева, «АиФ»: Владимир Владимирович, о съёмках фильма «Убийство городов» вы объявили достаточно давно. Но дальше анонсов, насколько я понимаю, дело не сдвинулось. Что не заладилось?

Владимир Бортко: Мы хотим рассказать историю о крайне чувствительной точке нашей действительности. О Донбассе. Думаю, это и вызывает некоторое сомнение у «осторожных людей». 

Досье

Владимир Бортко.
Режиссёр, сценарист. Родился в 1946 г. в Москве. В 1974 г. окончил Киевский институт театрального искусства им. Карпенко-Карого. Снял фильмы «Собачье сердце», «Идиот», «Мастер и Маргарита», «Пётр Первый. Завещание» и др.

Александр Проханов предложил мне экранизировать свою книгу «Убийство городов» - о добровольце, который поехал воевать в Донбасс. Я с удовольствием согласился. Владимир Меньшов, которому я предложил одну из ролей, прочитав сценарий, сказал, что это не фильм, а поступок и что он будет принимать участие в проекте в любом качестве. То же самое сказали Алексей Чадов, Сергей Пускепалис

Когда люди гибнут там, и гибнут-то они за нас, оставаться равнодушным к этому невозможно. 

- Но что же вам говорят, отказывая в финансировании?

- Что фильм, выйдя на экраны, вобьёт ещё один кол в наше противостояние с Украиной. Хотя куда уж больше? 

Я рассказываю о людях, которые там живут (я их видел - ездил в Донецк) и которые нуждаются в том, чтобы о них рассказали. Наши украинские, я бы сказал, бывшие братья сделали фильм «Иней» и показали его на Каннском фестивале. Это взгляд на конфликт в Донбассе с позиции той стороны.  

Наш же фильм останавливали четыре раза. Сейчас мы снова подали документы в Фонд кино на получение финансовой поддержки.  

Кино как оружие

- Вам высказывают опасения, что вы можете вбить ещё один кол во взаимоотношения между Украиной и Россией. Но Порошенко и без вашего кино такое количество всевозможных законов против России напринимал. У вас, человека здравомыслящего, есть объяснение, зачем он это делает?

-  Книга второго президента Украины Кучмы называлась: «Украина - не Россия». Вот это и есть основная идеологическая база существования самостийной Украины. Чем больше можно разделить один по сути народ - тем лучше для тех, кто им сегодня управляет.   

- Кино может служить мощнейшим идеологическим оружием. Голливуд это оружие использует на 100%. А почему мы разучились использовать кино нам на пользу?

- Да как сказать «разучились»… Мы не разучились. Просто… Извините, это моё личное мнение, но во власти сегодня достаточно много либерально настроенных людей. Например, экономическая часть нашего правительства. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ведь есть же, Господи, хорошая книжка - Библия! Там всё написано. Где богатство твоё - там и сердце твоё. Где богатство наше? Вот и весь сказ! Зачем рубить сук, на котором сидишь? 

Да что говорить... Самый большой наш успех, самое дорогое достижение - Крым. Да, мост мы строим, но отечественного Сбербанка, например, там нет. И что-то не видно в Тавриде толп наших инвесторов. Почему? Боятся санкций США. На своей земле.

- Нашему кинематографу сегодня ставят в вину, что он слишком увлёкся историей. Почему сегодня чуть ли не каждый второй режиссёр в прошлое смотрит?

- Потому что драматургии нужен конфликт - она без этого не существует. Яркий пример того, к чему ведёт попытка разобраться в современных конфликтах, - судьба фильма, о котором мы говорим. Почему действие почти во всех криминальных сериалах, выходящих на ТВ, происходит или до войны, или в 60-70-е? Потому что происходящее на экране ничьих интересов не задевает. А если сейчас будем разбираться со всеми делами (не будем называть вслух эти фамилии), тогда что будет? Поэтому лучше давайте ещё раз про гастроном № 1 расскажем или о том, что там у них в 50-е годы происходило. Тихо, спокойно, мирно и даже красиво получается. 

Стоят на рубеже

- В нынешний год 100-летия революции часто звучат призывы к примирению. Оно возможно?

- Тут мы неизбежно приходим к разговору об устройстве страны. Россия устроена совсем не так, как Франция, Англия или Германия, - если вам интересно говорить на эту тему.

- Конечно, интересно!

- Россия не только многонациональная - сейчас и Германия многонациональная, про Францию нечего и говорить: приезжайте в Париж и посмотрите, что там происходит. Так вот, Россия не только многонациональная и многоконфессиональная - это бы ещё ничего. Но она у нас ещё и состоит из разных государств. Поэтому для управления всеми этими 160 народами, для сохранения целостности страны царь-батюшка просто необходим - иначе всё распадается. Удержать всех вместе может только сильная центральная власть. Но тут же появляется кто? Недовольная либеральная интеллигенция - с ходу, мгновенно. И так было всегда. Первый либеральный интеллигент кто был? 

- Князь Андрей Курбский?

- Абсолютно точно! Полит­эмигрант и диссидент 1564 года. Сбежал за границу и оттуда писал письма Ивану Грозному - не могу жить в твоей кровавой империи, жутко... 

Но царь-батюшка может разные ипостаси принимать, в том числе и генерального секретаря. И это устройство для такой страны, как наша, было, на мой взгляд, лучшим. Вспомните советские времена. Дружба народов, может, и была фальшива, как говорят либералы, но по городу Грозному вы могли ходить спокойно, как и по Москве. 

- Вы съездили в Донецк. То, что вы там увидели, совпало с вашими ожиданиями?

- Оно превзошло мои ожидания. Я ждал более печальные настроения, поскольку понимаю, что это такое - жить в окружении. А увидел нормально сущест­вующий город. Не скажу, что это похоже на Лазурный Берег, но и на ужас и кошмар не похоже. Я увидел там людей, которые мечтают о том, чтобы великая Россия протянула руку и взяла бы их. Они же прекрасно понимают, что делают: они стоят там на рубеже, охраняют нас! Там в ополчении много людей, я бы сказал, не очень молодых - лет по 40 с чем-то. Они не профессиональные военные. Кстати, я пытался, искренне пытался найти наши войска, но так и не нашёл. Видно, тщательно прячутся. Но я видел достаточно лютую ненависть людей, живущих там, к живущим на той стороне. Да и как иначе, когда по ним стреляют? Когда с обеих сторон есть убитые, никакие Минские соглашения ситуацию не изменят.

- Но как-то ведь из этого конф­ликта надо будет выходить?

- Конечно, нужно! Как? Признавать их надо, их независимость. А лучше принять в Россию. Да, это вызовет очередные негативные эмоции у мировой либеральной общественности. Но, думаю, переживём. А если отдадим на поругание… Ну тогда, знаете, лично у меня да и у подавляющей части нашего народа будут ощущения… Не очень весёлые, прямо скажем.

- А в фильме вы какой основной посыл хотите проговорить?

- Нельзя оставлять этих людей в одиночестве! По сюжету, герой попадает в зону конфликта случайно - денег хотел заработать, книжку написать. А заканчивается всё тем, что он, уже выйдя оттуда, вновь возвращается. Идёт обратно и стреляет, чтобы защищать ту жизнь, тех людей. Именно так, кстати, поступил Захар Прилепин - Хемингуэй наш! Но позволить нам рассказать эту историю не очень хотят.

Источник

Поделитесь с друзьями: