Сообразить на троих. Как Германия, Польша и Венгрия делили Чехословакию

В Мюнхенском сговоре Польша формально не участвовала. Но в раздроблении и уничтожении Чехословакии в 1938-1939 гг. она не просто «принимала участие». Временами планы польского правительства были агрессивнее и масштабнее гитлеровских намерений.

Сообразить на троих. Как Германия, Польша и Венгрия делили Чехословакию

Подписание Мюнхенского соглашения. Адольф Гитлер. © /

80 лет назад, в ночь с 29 на 30 сентября 1938 г. в доме по адресу Мюнхен, Арцисштрассе, 12 было подписано соглашение, которое, согласно мнению одного из участников процесса, «принесло нашему поколению мир». Ценой этого «мира», через 11 месяцев сменившегося самой масштабной войной в истории человечества, была одна европейская страна, отданная на растерзание другим – Чехословакия.

Vae victis – горе побеждённым – этой знаменитой фразе чуть ли не две с половиной тысяч лет, но она актуальна и по сей день. Тот самый «Мюнхенский сговор», что в результате привёл к кошмару Мировой войны, сегодня предпочитают объяснять так: «Лидеры ведущих держав – Англии, Франции и Италии – проводили политику умиротворения нацистской Германии. Мюнхенское соглашение, подписанное ими, обязывало Чехословакию уступить Германии значительную часть своей территории без сопротивления. Гитлер почувствовал безнаказанность, и менее чем через год напал на Польшу, развязав тем самым Вторую Мировую войну».

Главным действующим лицом и, разумеется, главным козлом отпущения в этой трактовке событий сделана нацистская Германия и лично Адольф Гитлер. Что вполне логично – на проигравшую и официально осуждённую сторону очень заманчиво навесить всех собак. Польша же во всей этой истории традиционно занимает удобнейшую позицию невинной жертвы.

Нет, кое-какие попытки восстановить справедливость всё же предпринимались. Довольно часто вспоминают при этом слова Уинстона Черчилля о Мюнхенском сговоре и о роли поляков этом уникальном представлении: «Польша с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства».

В максимально доступном виде эти попытки отразил весёлый рассказ «История одной коммуналки», где Вторая Мировая и предшествующие ей события отражены как дрязги соседей по коммунальной квартире: «Англичанин и Француз убеждают Чеха отдать Немцу этот драный шифоньер. Чех со вздохом соглашается. Теперь на его территории хозяйничает Немец, постепенно загоняя безответного Чеха под диван. Во время этой процедуры в каморку Чеха неожиданно врывается Поляк, размахивает дедовской саблей, хватает прикроватный коврик и стул, и с криком, что всё это было его, убегает».

Шифоньер – Судетская область, отошедшая в результате раздела Чехословакии к Германии. Прикроватный столик и стул – Тешинская область, отошедшая к Польше. Всё верно. За исключением двух вещей.

Во-первых, в этом по-зощенковски задорном рассказе совершенно забыт такой персонаж, как Венгр. А ведь должно было получиться что-то вроде: «Внезапно просыпается Венгр, врывается в каморку Чеха и уволакивает к себе его галошницу, где случайно оказались венгерские тапочки». Потому что Королевство Венгрия в 1938-1939 гг. под шумок аннексирует южные районы Словакии и всю чехословацкую автономию под названием Подкарпатская Русь, где доля венгерского населения доходила до 60%.

Во-вторых, претензии венгров на эти территории были удовлетворены спустя месяц после Мюнхенского соглашения. Так что это именно Венгрия «принимает участие» в разделе Чехословакии. А Польша не «принимает участие» - это было бы для гордых панов слишком мелко. Польские лидеры при разделе Чехословакии ведут себя чрезвычайно активно, чуть ли не превосходя по напору, агрессии и масштабным планам самого Адольфа Гитлера.

Собственно, и сам увлекательный процесс раздела чужой страны начался не в сентябре 1938 г., а несколькими месяцами ранее. Простая хронология событий говорит о роли Польши в разделе Чехословакии гораздо убедительнее, чем любые логические выкладки.

14 января Адольфа Гитлера посещает глава МИД Польши, а фактически второе лицо государства, Юзеф Бек. После чего Германия начинает выдвигать требования о соблюдении прав судетских немцев, а Польша – о соблюдении прав тешинских поляков. И Берлин, и Варшава угрожают Чехословакии военными действиями, причём на тот момент «мускулы» Польши многим кажутся внушительнее немецких.

К тому же слова у поляков с делом не расходятся – по приказу «верховного маршала» Эдварда Рыдз-Смиглы в мае 1938 г. в районе чешского Тешина сосредотачивается три пехотных дивизии, Великопольская кавалерийская бригада и моторизованная бригада.

Более того – в августе создаётся парамилитаристский «Добровольческий корпус освобождения Тешина». Попросту говоря – боевики, которые тут же разворачивают «тревожащие действия». То есть переходят границу, нападают на чешских пограничников и полицейских, после чего скрываются в Польше.

В том же августе 1938 г. Юзеф Бек проявляет себя не просто как верный союзник Германии в чешском вопросе, но ещё и как нерядовой игрок на геополитической доске Европы. Именно он продавливает в Берлине свой план окончательного решения чешского вопроса. Согласно которому Тешинская Силезия отходит Польше, Словакия и Закарпатская Русь – Венгрии, остальные земли – Германии. То есть именно так, как впоследствии и произошло.

В сентябре 1938 г. польские «тревожащие действия» на границе с Чехией перерастают в почти полноценную войну. В ход идут ручные гранаты и пулемёты. Счёт чешским жертвам идёт на десятки, если не на сотни – в чешском местечке Коньска 25 сентября сгорели, забросанные гранатами, два здания. Тогда же сгорела и железнодорожная станция Фриштат.

29 сентября 1938 г. В Мюнхене открывается встреча, посвящённая Судетскому вопросу. Непосредственно в самой встрече Польша участия не принимает – там разбираются «большие дяди». Но польские дипломаты в Лондоне и Париже изо всех сил давят на своих английских и французских коллег: «Мы настаиваем на равном подходе к решению проблем немецких Судет и польского Тешина!»

2 октября 1938 г. Польские войска в ходе операции «Залужье» полностью оккупируют Тешин. Предварительно между Берлином и Варшавой была достигнута договорённость о линии демаркации между польскими и немецкими войсками.

Граница Германии и Чехии, приветственный плакат: «Мы благодарны нашему Вождю». 7 октября 1938 года.

Граница Германии и Чехии, приветственный плакат: «Мы благодарны нашему Вождю». 7 октября 1938 года. Фото:

9 октября «Газета Польска» выходит с передовицей: «Открытая перед нами дорога к державной, руководящей роли в нашей части Европы требует в ближайшее время огромных усилий». Но «руководить» Восточной Европой полякам позволили всего лишь 11 месяцев.

Источник

Поделитесь с друзьями: