Предтеча Чкалова. Как Ян Нагурский открыл Арктику для летчиков

21 августа 1914 года летчик Ян Нагурский совершил первый в истории человечества арктический полет.

Предтеча Чкалова. Как Ян Нагурский открыл Арктику для летчиков

В 1955 году известный польский путешественник, автор книг о полярных исследованиях Чеслав Центкевич в переполненном зале читал свою очередную лекцию.

Говоря о героях Арктики, Центкевич упомянул «забытого пионера авиации русского лётчика Ивана Нагурского, который погиб в 1917 году».

В этот момент в зале поднялся немолодой мужчина, который сказал:

— Ну, во-первых, я не совсем русский, а во-вторых, я вовсе не умер!

Центкевич потерял дар речи, а публика с изумлением уставилась на мужчину. Предположения о том, что речь идет о психе или самозванце, не подтвердились — это был действительно Ян Иосифович Нагурский, вошедший в историю как пионер арктических полетов.

Уже на следующий день на пороге дома Нагурского толпились польские и зарубежные журналисты. Нечасто бывает, что самая история запросто сходит со страниц книг в жизнь.

Подпоручик Нагурский, 1912 г.

Подпоручик Нагурский, 1912 г. Источник:

Гимназист — учитель — офицер

В Польше он был Яном, а в России его звали Иваном. Он с равными основаниями является героем и гордостью Польши, и героем и гордостью России.

В конце XIX века Царство Польское было частью Российской империи. В его Варшавской губернии, в городе Влоцлавек, в семье мельника, 8 февраля 1888 года родился мальчик, которого назвали Яном.

Средств в семье хватило только для того, чтобы Ян окончил шесть классов гимназии. В 17 лет, сдав экзамен, Ян Нагурский получил место учителя в сельской школе. Спустя год он был принят в Одесское юнкерское пехотное училище.

В 1909 году бывший сельский учитель с новенькими офицерскими погонами убыл к месту службы в Хабаровск, в 23-й Сибирский стрелковый полк.

Ян мечтал о большем. Спустя год он подает документы в Санкт-Петербургское Высшее морское инженерное училище. Не все верили в успех этой затеи, но Нагурского действительно приняли.

То было время первых героев русской авиации, и Ян, наблюдая за полетами Сергея Уточкина, понял, что сам хочет покорить небо.

«Скорее всего, возможно»

В 1911 году он станет курсантом Императорского Всероссийского аэроклуба и познакомится с Петром Нестеровым, основоположником высшего пилотажа. В 1912 году способного пилота принимают в Гатчинскую офицерскую воздухоплавательную школу.

В 1913 году почти одновременно получает звание военного летчика и защищает диплом морского инженера.

Любовь к морю и любовь к небу, между которыми разрывался Ян Нагурский, будет объединена в 1914 году.

Морское министерство отдало распоряжение Главному гидрографическому управлению начать поиски трех полярных русских экспедиций, от которых не было вестей — Владимира Русанова, Георгия Седова и Георгия Брусилова.

Глава Главного гидрографического управления Михаил Ефимович Жданко вызвал к себе поручика Нагурского и поставил задачу — изучить возможность использования аэропланов для ведения поисков в Арктике.

Вскоре Нагурский доложил: «Использование самолетов в полярных условиях, скорее всего, возможно».

Французский самолет и русский механик

Офицер понимал, что подтверждать теорию практикой предстоит ему самому. Отечественной техники для решения подобных задач не существовало, и Нагурского откомандировали во Францию на завод Фармана для приобретения «Фармана МФ-11».

Самолет был снабжен поплавками для взлета и посадки на воду, способен поднимать груз в 300 кг и развивать скорость до 100 км/ч. Запаса топлива на борту должно было хватить на пять или шесть часов полета.

Ян хотел получить и французского механика, но специалисты, узнав, где собирается летать авиатор, отвечали отказом.

Проведя без малого два десятка испытательных полетов, Нагурский убыл в Россию, везя с собой аэроплан, упакованный в ящики.

1 августа 1914 года на судне «Эклипс» Нагурский вместе с техникой прибыл в Александровск-на-Мурмане. Здесь самолет был перегружен на пароход «Печора». Получил Нагурский и авиатехника — им стал матрос из Севастополя Евгений Кузнецов, имевший опыт работы с аэропланами.

Самолёт Farman MF.11.

Самолёт Farman MF.11. Источник:

Первый полет

Руководитель экспедиции капитан 1-го ранга Исхак Ислямов поставил перед Нагурским и Кузнецовым задачу обследовать с воздуха район побережья Новой Земли от Крестовой губы до полуострова Панкратьева.

16 августа 1914 года «Печора» достигла Крестовой губы. Продвижение дальше было невозможно из-за льдов.

При почти нулевой температуре воздуха Нагурский и Кузнецов за двое суток собрали «Фарман».

Утром 21 августа 1914 года Нагурский взлетел, сделал несколько кругов и приводнился. «Фарман» держался в воздухе уверенно. Приводнившись, Ян Нагурский стал готовиться к полноценному полету.

Вместе с механиком они загрузили на борт продовольствие на 10 дней, винтовку, лыжи. В 16:30 Ян Нагурский и Евгений Кузнецов вылетели на поиск. В воздухе они находились 4 часа 20 минут и преодолели 450 километров. Первый арктический полет в истории планеты завершился успешно.

Мечта о Северном полюсе

Всего в ходе экспедиции Яном Нагурским было совершено 5 длительных разведывательных полётов вдоль западного побережья Новой Земли и у Земли Франца-Иосифа.

Несмотря на то, что напасть на след пропавших экспедиций летчику не удалось, Нагурский доказал возможность использования авиации в Арктике. Кроме того, Яна Иосифовича можно считать пионером арктической ледовой разведки.

В октябре 1914 года Ян Нагурский сделал доклад о результатах своей миссии, и приложил к нему проект авиаперелета к Северному полюсу. Отчет понравился царю, и летчик был награжден орденом Святой Анны 3-й степени.

Но набиравшая обороты Первая мировая война отложила планы развития арктической авиации.

Гидросамолет Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле.

Гидросамолет Нагурского в бухте Крестовая губа на Новой Земле. Источник:

Война и революция

Нагурский, командуя авиационным дивизионом Балтийского флота, продолжал экспериментировать. Так, он стал первым, кому удалось выполнить «петлю Нестерова» на гидросамолете.

За бои на Балтике он был отмечен двумя орденами, и тогда же родился слух о его смерти. В 1917 году во время воздушных боев над Балтийским морем самолет Нагурского был подбит, но ему вместе с механиком удалось выпрыгнуть в спасательных жилетах. После двух часов, проведенных в морской воде, им повезло — летчики были подобраны подводной лодкой и доставлены в Ригу. Но, если о том, что Нагурский сбит, узнали многие, то новость о его спасении осталась незамеченной.

Вокруг имени Нагурского много путаницы возникло как раз в 1917 году. Некоторые источники утверждают, что летчик не был сбит — его отстранили от полетов, подозревая в шпионаже в пользу Германии. Достоверно известно, что в течение нескольких месяцев в 1917 году авиатор находился в тылу, не имея должности. В сентябре съезд гидроавиации Балтийского флота потребовал от Нагурского «оставить службу в Морской авиации».

Однако большевики оценили его опыт и знания, и в декабре 1917 года Ян Нагурский получил должность в испытательном отделе Управления Морской авиации.

Ян Нагурский.

Ян Нагурский. Источник:

Забвение

Проработал Нагурский там недолго — в январе 1918 года он получил двухмесячный отпуск по состоянию здоровья и отправился на лечение в Польшу. Назад летчик уже не вернулся.

Много лет спустя Ян Иосифович уверял, что просто не смог добраться до Петрограда. Есть точка зрения, согласно которой Нагурский решил не сотрудничать с большевиками. Но штука в том, что и воевать против них он не захотел. В Польше он скрыл свое офицерское звание и опыт военного летчика, избежав призыва в армию.

Сначала он трудился на сахарном заводе, потом в Варшаве работал в конструкторских бюро сахарной и нефтяной промышленности. О том, что летчик Нагурский жив, знали единицы. Например, конструктор Игорь Сикорский, звавший Нагурского к себе в США. Или американский летчик Ричард Бэрд, приезжавший к Нагурскому в 1920-х годах, чтобы узнать секреты арктических полетов.

Возвращение легенды

Ян Нагурский пережил немецкую оккупацию и продолжал трудиться в одном из КБ уже в социалистической Польше.

Он понятия не имел, что его имя фигурирует в Большой Советской энциклопедии, а в 1947 году на архипелаге Земля Франца-Иосифа был открыт ледовый аэродром, названный именем Яна Нагурского.

Спустя год после сенсации на лекции Центкевича Ян Нагурский посетил Советский Союз, встретившись с ветеранами авиации, в том числе с Борисом Чухновским, который первым из советских летчиков начал совершать полеты в Арктике.

Вернувшись в Польшу, летчик выпустил две книги воспоминаний. За свои заслуги он был удостоен «Ордена Возрождения Польши».

Ян Иосифович Нагурский ушел из жизни в 1976 году, получив заслуженные почести и признание.

Источник

Поделитесь с друзьями: