Бывалые полярники говорят, что ситуации случались разные, но нынешняя поножовщина – это все-таки перебор.

Поножовщина в Антарктиде. Что произошло на станции «Беллинсгаузен»?

Cо времен дрейфующей станции «Северный полюс-1» и спасения челюскинцев в нашей стране существует настоящий культ полярников. Люди, занимающиеся исследованиями в суровых условиях Арктики и Антарктики, считаются героями, способными стойко преодолевать все выпадающие на их долю тяготы и лишения.

Поэтому новость о поножовщине, произошедшей на антарктической станции «Беллинсгаузен», многих шокировала. Разве такое возможно?

Домашний арест для полярника

Напомним, Василеостровский суд Петербурга отправил под домашний арест 54-летнего Сергея Савицкого, который 9 октября около трёх часов дня в помещении столовой Российской Антарктической экспедиции на станции «Беллинсгаузен», расположенной на острове Кинг-Джордж в Антарктиде, ударил ножом в грудь 52-летнего сварщика Олега Белогузова.

Раненый был немедленно переправлен в Чили, где ему оказали помощь медики военного госпиталя. Савицкого же отправили на родину. 20 октября он прибыл в петербургский аэропорт Пулково, где его встретили полицейские. Спустя два дня суд избрал в качестве меры пресечения для подозреваемого в покушении на убийство домашний арест. С учетом того, что Савицкий летел в Петербург самостоятельно, без конвоя — мера вполне адекватная.

Личная неприязнь, подогретая алкоголем

54-летний Савицкий и 52-летний Белогузов — не новички в Антарктиде. Первый исполнял обязанности инженера-электрика, второй — электрогазосварщика. На фотографиях зимовочного состава станции «Беллинсгаузен» 2014-2015 годов, которые можно найти в интернете, Савицкий и Белогузов стоят практически рядом.

Поножовщина в Антарктиде. Что произошло на станции «Беллинсгаузен»?

Фото:

Сергей Савицкий по прибытии в Пулково успел поговорить с журналистом сайта 47news, заметив, что никакой неприязни к потерпевшему не испытывает: «Да какое еще зло, у него, так же, как и у меня, есть мать, плохо, что всё так вышло».

Также Савицкий предположил, что его полярная эпопея подошла к концу: «Кому нужен в Антарктиде человек, размахивающий ножом? Вот вы бы стали такого человека в своей редакции держать?».

Так что же не поделили полярники? Источники, знакомые с материалами следствия, утверждают, что за время работы в Антарктиде между Савицким и Белогузовым накапливалась неприязнь. Сначала все это ограничивалось мелочами, потом дело стало доходить до стычек. Не исключено, что спусковым крючком стал алкоголь. Во всяком случае, в материалах дела говорится о «бытовой ссоре в состоянии алкогольного опьянения». Якобы пострадавший предложил Савицкому за деньги станцевать на столе в кают-компании. Инженера это взбесило, и он пустил в дело нож.

Кто в Антарктиду крайний?

Бытует заблуждение, что полярники — это люди, прошедшие специальную подготовку. В действительности это не так. Для начала нужно заметить, что официально вообще не существует такой профессии, как полярник. В Антарктиде работают люди разных профессий, которые попадают туда в буквальном смысле по объявлению.

Чтобы поехать в Антарктиду, нужно обратиться Арктический и антарктический научно-исследовательский институт (ААНИИ) в Петербурге, в ведении которого находятся все российские научные станции. Если человек представляет диплом по специальности, которая востребована в Антарктиде, его зачисляют в резерв. Через определенный промежуток времени кандидат получает звонок, и ему сообщают, что он зачислен в состав экспедиции. А дальше — вперед, в Антарктиду, на корабле или на самолет, в зависимости от ситуации. Таким образом впервые попали в Антарктиду и Савицкий с Белогузовым. Ранее Савицкий трудился в ГУП «ТЭК» в Петербурге, а Белогузов — в ООО «Теплосервис» в Тихвине.

В течение первых месяцев работы за новичками пристально следит начальник или, если говорить языком официальных документов, администратор станции. Если у людей нет проблем со здоровьем, с поведением, и они четко выполняют свои обязанности, то администратор пишет характеристику, которая позволит работать в Антарктиде и дальше. Если будут выявлены проблемы, с сотрудником прощаются.

Такая система, тем не менее, отсутствия проблем не гарантирует. Савицкий и Белогузов, как уже говорилось, работали в Антарктиде не впервые, однако ЧП избежать не удалось.

«Водка на станцию завозится легально и в приличных количествах»

В 2016 году Lifehacker опубликовал интервью с Сергеем Никитиным, который работал администратором как раз на станции «Беллинсгаузен».

«На полярной станции нельзя уволить человека. Это очень страшно, — рассказывал Никитин. — В Антарктиде всё, что произошло на станции, — это проблема станции. А бывает всё. Это как подводная лодка. Но подводные лодки сейчас уходят в плавание всего на месяц (раньше на четыре), и там есть специальные изоляторы для матросов или офицеров. Потому что даже у крепких людей бывают отклонения... Атмосферу на станции видно сразу. Когда всё хорошо, администратор наладил отношения со всеми и между всеми, все ходят, улыбаются. Можно сидеть в компании с человеком и его не замечать, и это замечательно. Когда обстановка накалена, люди возбуждены, ходят настороженно, оглядываются».

А в 2012 году Esquire опубликовал откровения геофизика Сергея Бушманова, в 2009-2011 годах работавшего на антарктической станции «Восток».

«Как и в любом другом коллективе, особенно небольшом — а нас на станции было 13 человек, — возникали конфликты. Сначала это были какие-то незначительные интрижки. Некоторые перерастали в серьезные ссоры на месяцы. Образовывались „кружки“, шли разговоры о том, что Иванов сделал Петрову, а Петров — глупый трус — повел себя не как мужчина и не ударил Иванова. Потом этот разговор в искаженном виде доходил до Петрова, он решал не быть больше трусом и в другой раз бил Иванова, — рассказывал Бушманов, — Еще один тип конфликтов происходил от того, что начальник станции выделял приближенных и снабжал их продовольствием и алкоголем сверх нормы. Самое неприятное — драки, оскорбления — начиналось с алкоголя. Водка на станцию завозится легально и в приличных количествах. Во время моей зимовки было завезено 200 с чем-то бутылок по 0,75 литра. Порой запои не прекращались по неделе, и в них участвовало около трети состава зимовки. Все спиртное было выпито меньше чем за полгода, еще до конца мая. В оставшееся время разводили служебный спирт и с разрешения начальника станции гнали самогон — на дрожжах и сахаре с добавлением гороха».

«Драки и публичное обнажение»: у американцев в Антарктиде аналогичные проблемы

Только не нужно думать, что алкоголь — это исключительно проблема российских полярников.

В 2015 году Национальный научный фонд США провел аудит американских станций в Антарктиде. Выводы таковы — 75 процентов взысканий, наложенных на полярников, связаны с употреблением алкоголя. В докладе были отмечены «драки, публичное обнажение и появление на рабочем месте в нетрезвом виде». Зафиксирован даже случай приготовления самодельного пива на научном оборудовании. На американских станциях существует четкое разделение на научный состав и обслуживающий персонал. Так вот, выяснилось, что инициаторами драк, как правило, становились именно пьяные ученые, а не техники.

Постоянный состав американской станции «Мак-Мердо» составляет около 1300 человек. Это практически в десять раз больше, чем состав зимовщиков на всех российских станциях в Антарктиде. К услугам американцев бары с алкоголем и магазин, где каждый исследователи Антарктиды может купить себе спиртного, сколько его душа пожелает.

«Беллинсгаузен» — это «курорт»

Бывалые полярники говорят, что ситуации случались разные, но нынешняя поножовщина — это все-таки перебор.

Заместитель директора Арктический и антарктического научно-исследовательского института Валерий Лукин в интервью порталу 47news сказал: «Никакого психолога на станциях нет. За всё отвечает начальник. Если он не сумел уладить конфликт — виноват. И соответствующий разбор по „Беллинсгаузену“ по существу проведен будет. Вот только ему еще полгода зимовать».

Парадокс нынешней ситуации еще в том, что произошла она на станции, которую в Антарктиде именуют «курортом».

В отличие, к примеру, от внутриконтинетальной станции «Восток», где условия по суровости приближаются к космическим, а температура опускается ниже минус 80 по Цельсию, расположенная на острове Ватерлоо (Кинг Джордж) станция «Беллинсгаузен» — райское местечко. Разумеется, только по меркам Антарктиды. В самом холодном месяце температура здесь в среднем не опускается ниже минус 7, а в самом теплом поднимается до плюс 1.

Никакой изоляции от мира тут нет — в 200 метрах от россиян работают чилийские полярники, чуть подальше — китайцы, аргентинцы, корейцы...

С 2004 года вблизи «Беллинсгаузена» действует православная церковь Святой Троицы, единственная постоянно действующая церковь в Антарктиде. В 2013 году полярников посетила американская рок-группа Metallica, а в 2016 году — патриарх Кирилл.

Патриарх Кирилл с участниками экспедиции полярной станцию «Беллинсгаузен» на острове Ватерлоо в Антарктиде.

Патриарх Кирилл с участниками экспедиции полярной станцию «Беллинсгаузен» на острове Ватерлоо в Антарктиде. Фото: / Сергей Пятаков

До крайних мер не дошло

Наличие устойчивой связи с внешним миром с помощью авиации, кстати, позволило оперативно эвакуировать раненого, а также отправить на родину виновника происшествия. Если бы все произошло на станции, чья связь с внешним миром ограничена, последствия могли бы быть куда плачевнее.

К слову, для подобной ситуации еще в советские времена был разработан особый протокол. Если поведение одного из членов экспедиции, изолированной от внешнего мира, создает угрозу безопасности остальных исследователей, начальник станции располагает исключительными полномочиями. Как говорится, «по законам военного времени».

Остается порадоваться, что на «Беллинсгаузене» подобные крайности не потребовались.

Источник

Поделитесь с друзьями:

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here