Школа Бухенвальда работала 8 месяцев.

«Папа роет фашистам яму». Что писали ученики подпольной школы Бухенвальда

Рисунок «Дети Бухенвальда». Автор Роман Ефименко, художник-график. Репродукция. © /

«Есть понятие «настоящий человек». В нашем музее такому человеку, Николаю Кюнгу, отведено особое место. ведь Он совершил невероятный подвиг: учил истории и географии маленьких узников в Бухенвальде», - рассказала «» Юлиана Кильдишева,специалист экспозиционно-выставочного отдела Красногорского филиала Музея Победы.

Русский швейцарец

Знал ли Фридрих Кюнг, производитель швейцарских сыров, когда гнал 200 своих коров на двор помещицы Ивановой, о том, что останется в России навсегда?

 - Эта удивительная история началась в селе Софьино Смоленской губернии, - рассказывает Юлиана Кильдишева. - Швейцарец, приехавший к нам на заработки, влюбился в русскую крестьянку Ефросинью. Отказался от своей лютеранской веры, стал православным по имени Фёдор, женился на любимой и начал налаживать в деревне работу сыроварни. В семье родилось 8 детей. Младший, Коленька Кюнг, появился на свет 9 августа 1917 г. Дети с малолетства были привычны к труду, родители научили их грамоте и письму. Особое рвение к знаниям проявлял маленький Коленька. В 9 лет он уже преподавал грамоту крестьянам, собиравшимся к нему на занятия со всех окрестных деревень. В те времена дети часто учили читать и писать взрослых женщин и мужчин: был курс на всеобщую грамотность, а ребятишки в силу возраста быстрее схватывали знания. Кюнг решил, что профессия учителя - это его призвание. Он поступил в Вяземский педагогический техникум, а потом с отличием окончил исторический факультет Ленинградского университета. Устроился на работу учителем истории, женился, стал отцом двоих детей… 

Всё в жизни швейцарца Николая Кюнга шло точно, как часы. Но вмешался рок - пришла война. Николай одним из первых ушёл на фронт, принял страшный бой в Бресте. По его воспоминаниям, солдаты были явно не готовы к войне: в арсенале - только холостые патроны и взрывпакеты. Отбивались тем, что было под рукой. Многие погибли, многие попали в плен, но Кюнгу удалось вывести часть людей из окружения и добраться до своих. 

- Это была невероятная удача, но второй раз Николаю Кюнгу так не повезло. На Украине в ноябре 1941 г. его ранило в ногу, он пытался уйти от фашистов, но, к сожалению, всё-таки попал в плен. Его отправили сначала в Дрезден. Немцы постоянно спрашивали: «Есть здесь кто из Европы?» Дело в том, что европейцев они освобождали и отправляли на родину. Товарищи по несчастью советовали Николаю признаться, что он наполовину швейцарец. В этом случае он мог спокойно отправиться в Швейцарию, которая держала нейтралитет. Но Кюнг посчитал это трусостью и смолчал. В середине 1942 г. учитель оказался в Бельгии, работал в каменноугольной шахте. А летом 1943‑го его отправили в Бухенвальд.

 

Публикация от (@krasnogorskie_vesty) 5 Окт 2018 в 3:20 PDT

Надежда и гимнастика

В этом лагере дейст­вовал один из сильнейших подпольных центров. Его руководители, видя, сколько детей содержится в Бухенвальде, решили пойти на риск: начали организовывать для них подпольную школу. 

- Занятия шли в одном из блоков лагеря. Пленные взрослые - русские, немцы, поляки, французы, рискуя жизнью, приносили необходимую канцелярию, листы из блокнотов, тетрадей, какие-то старые карандаши, мелки и даже лакомства и тёплые вещи. Кто-то смастерил учительскую доску, один из умельцев из подручных материалов сделал счёты. Где-то в немецких подсобках нашлись даже учебники на русском языке. 

Конечно, приходилось шифроваться, чтобы о школе не прознали эсэсовцы. Занятия шли по специально разработанным учителями планам. Дети собирались в «школу» по вечерам после работы и в воскресные дни. Уроки проходили как в обычной школе: вопросы - ответы, задания «на дом». Николай Фёдорович преподавал историю и географию. 

Николай Кюнг, 1940 г.

Николай Кюнг, 1940 г. Фото:

Дети очень любили Кюнга, ведь он давал им не только знания, он давал им самое главное - надежду на то, что когда-нибудь мы победим фашистов и маленькие узники выйдут на свободу. Вот как вспоминал о тех днях сам Николай Фёдорович в своих мемуарах: «Весь смысл наших занятий был в том, чтобы попытаться отвлечь детей от страха, в котором они жили, помочь им поверить, что не вечно будет длиться каторга. Я обещал: придёт наша победа».

Первые строчки, которые учились писать маленькие заключённые, были не «Мама моет раму», а «Папа бьёт фашистов», «Папа роет фашистам яму». Для многих ребят «папа» становился собирательным образом. Ведь у большинства из них родители либо погибли в перестрелках и бомбёжках, либо были расстреляны. Например, 9-летний Валя Нестеров пытался выбраться из города Николаева вместе со своей мамой, но немцы начали бомбить колонну беженцев, в начавшейся панике мама пропала. Мальчик рассказывал учителю, как ему пришлось жить в воронке от снаряда и есть то, что находил на дорогах. В одну из таких вылазок за едой его и поймали немцы. 12-летний Володя Мациенко вступил в партизанский отряд, но быстро был пойман немецкими солдатами. Паша Каюн, 14 лет, прятался в лесу, чтобы его не угнали на немецкие шахты. Но его поймали и отправили в Бухенвальд.

Скудное питание, тяжелейшие условия жизни подрывали здоровье детей. Чтобы хоть как-то поддержать их дух, каждое утро для учеников школы проводили гимнастику. Ребята с радостью шли на занятие даже с колодками на ногах, в рваных штанах и рубашках. Их не смущал холод на  улице - гимнастика была глотком свежего воздуха, ведь она сильно отличалась от тех издевательских упражнений, которые придумывали для них эсэсовцы. А издевательства фашистов над детьми были страшными. Например, они запрягали малолетних узников в телегу, хлестали кнутом, требуя бежать и петь песни. Кричали им: «Вперёд, поющие лошади!» За провинность могли спустить на ребёнка овчарку в наморднике. Огромная псина валила подростка, катала по земле, заходясь от лая - охранников Бухенвальда это веселило. 

Школа в Бухенвальде просуществовала более полугода. Всё это время фашисты и не догадывались, что под их носом несчастные пленные дети постигали азы науки, самая главная из которых была - как остаться человеком в нечеловеческих условиях.

- О подпольной организации никто ничего не знал. За спинами фашистов узники смогли ещё и изготовить гранаты, пистолеты, винтовки - из труб и деталей, которые выносили с заводов, куда их выгоняли на работу. 11 апреля 1945 г. пленники устроили бунт. Одним из организаторов восстания был учитель Николай Кюнг. В мае 1944 г. Николай Фёдорович получил задание: обеспечивать безопасность советской подпольной организации, находить места для хранения оружия, помогать спасать антифашистов, приговорённых к смерти. Многие дети из подпольной школы тоже входили в состав боевой группы. После восстания и освобождения Николай сначала был направлен на службу в военный округ, затем смог вернуться домой к семье, устроился на работу в школу. Правда, злоключения на этом не закончились. В марте 1949 г. Кюнга пытались обвинить в том, что он сам сдался противнику и стал немецким шпионом. Расследование длилось почти год, всё это время Николай просидел в одиночке. Нашлись люди, которые вступились за Кюнга. В итоге его оправдали. 

«Двадцать пять ударов». Рисунок узника Бухенвальда К. Конечны, 1944 г.

«Двадцать пять ударов». Рисунок узника Бухенвальда К. Конечны, 1944 г. Фото:

Когда Николай Фёдорович приезжал к нам в музей, на эту тему он говорить очень не хотел. Но, как я поняла, он ни на кого не затаил злобы за такую «благодарность». Снова стал работать учителем, а затем директором школы № 4 в Щербинке. Дожил до 92 лет, но считал, что стариком не стал, ведь, по его словам, судьба подарила ему счастье работать и общаться с детьми - людьми, полными надежд и верящими в прекрасное светлое будущее. 

Источник

Поделитесь с друзьями:

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here