Осмысленный русский бунт. Какой цели добивался Емельян Пугачёв?

245 лет назад, 28 сентября 1773 г., могущественная Российская империя была поставлена на грань гибели. Сделало это несколько десятков человек - столько их было утром того дня. Вечером их стало 300. К концу недели - несколько тысяч.

Осмысленный русский бунт. Какой цели добивался Емельян Пугачёв?

Емельян Пугачёв в тюрьме. Портрет, приложенный к изданию «Истории пугачёвского бунта» А. С. Пушкина, 1834. © /

Так началось то, что в учебниках называется «крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачёва», а в обиходе описывается цитатой из «Капитанской дочки» Пушкина: «Не приведи Бог видеть русский бунт - бессмысленный и беспощадный».

Первая формулировка вроде как точная, вторая - красочная и эмоциональная. Объединяет их одно: к реальной пугачёвщине они отношения почти не имеют.

Мужиков - разогнать!

Сам Емельян Иванович происходил из казаков. От массы мужиков с поротой задницей они отличались хотя бы тем, что были у царей на жалованье и телесным наказаниям не подвергались. Сверх того Пугачёв был хорунжим - звание, соответствующее пехотному прапорщику или кавалерийскому корнету. Вполне себе офицер. И отношение к простым мужикам имел в лучшем случае снисходительное. Так, отвечая на вопрос следователя о численности бунтовщиков, он сказал: «Народу было сколько для меня потребно, только люд нерегулярный - оробеют и разбегутся». Как выглядели настоящие боевые действия с участием мужиков, можно судить по сражению у крепости Татищевой весной 1774 г. Видя, что поражение неминуемо, Пугачёв при отступлении оставил у себя только казаков: «Оставшейся же толпе, большей частью из мужиков, велел, чтобы убирались отсюда, кто куда хочет». То есть попросту бросил растерявшийся «нерегулярный люд». Офицеры правительственных войск в своей оценке боевых качеств крестьян оказались лишь чуточку резче «народного заступника»: «В деле у Татищевой взято в плен 290 казаков, а такоже более трёх тысяч разнаго сброду и сволочи».

Известны слова Пугачёва: «Не мог я вытерпеть притеснения народного, по всей России крестьянство и чернь бедная терпит великие обиды и разорения». Сказано ярко. Но статистика делопроизводства его ставки говорит о другом. Сохранилось 46 документов Военной коллегии Пугачёва. Однако всего ею было выпущено более 200 манифестов и указов. Так вот к крестьянам в своих манифестах «крестьянский вождь» Емельян Иванович обратился всего лишь два раза.

Боярам - деньги 

С «беспощадностью» бунта тоже не всё стройно. Да, одно из воззваний начинается словами: «Пришло время искоренить дворянское лихоимство». В народе это восприняли буквально: «Под Оренбургом подымаются люди и хотят извести весь дворянский корень». Жару добавляли реальные случаи такого «изведения» - с леденящими кровь подробностями. Так, коменданта одной из крепостей, полковника Григория Елагина, взятого в плен, подвергли жутким пыткам: «Полковник был весьма тучным и полным… Злодеи же содрали с него заживо кожу и мазали его нутряным салом свои раны, покуда тот не помер окончательно». 

Всё так. Но сам Пугачёв в дворянах как таковых врагов не видел. Более того, иной раз, защищая дворян, шёл на конфликт со своими приближёнными. Под Пензой он заступился за одну дворянку и даже согласился довезти её в обозе до Царицына, даровав ей личную неприкосновенность. Но «генерал-фельдмаршал» его войска, атаман Андрей Овчинников, засёк несчастную женщину до смерти, ответив на возмущение Пугачёва: «Мы не хотим на свете жить, чтоб ты наших злодеев, кои нас разоряли, с собою возил, мы так служить тебе не будем!»

А ведь поначалу у вора Емельки были на «благородных» совсем иные планы. Затевая войну, он собирался опереться не на «сиволапое мужичьё», а именно что на дворянство: «У бояр сёла и деревни отберу, но буду жаловать их деньгами и возьму на службу». 

Казакам - «первое достоинство»

Кое-кто к нему действительно шёл - и даже попал в приближённые. Таковым был подпоручик Михаил Шванвич, ставший прототипом предателя Швабрина в «Капитанской дочке». Именно он написал на очень хорошем немецком языке указ Пугачёва, адресованный губернатору Оренбурга Ивану Рейнсдорпу, чем сильно напугал Екатерину II, посчитавшую, что бунт Пугачёва управляется из-за границы. Шли к нему дворяне не только в канцелярию - в селе Рассказово, что на Тамбовщине, «пойманы были среди злодеев порутчик Пётр Семёнов, ротмистр Брюхатов да недоросли Филиппов и Мартынов». Более того, присоединялись к Пугачёву и лица духовного звания: «Села Рузановки поп Василий Филиппов да астраханской поп Фёдор Иванов с шайкой в 16 человек учинили разбой в доме майора Сергея Львова в селе Кудрине и ушли к злодеям».

Так что «бессмысленным» бунт Пугачёва назвать никак не получится. Он был неглупым человеком и чётко представлял себе, за что и за кого можно и нужно рисковать головой, а что является несбыточной мечтой и утопией. В самом начале восстания, комментируя первый же свой манифест, Емельян Иванович выдаёт то самое, сокровенное, что и было его истинной целью: «Когда всю Россию завоюю, сделаю Яик столицей, яицких же казаков буду производить в первое достоинство».

Войну Пугачёв проиграл вчистую, был схвачен и казнён. Однако если разобрать итоги его бунта, то получится, что первоначальной цели он, как ни странно, добился. Екатерина II называлась Великой не просто так. Насчёт казачества ею были сделаны соответствующие выводы. Да, имя Емельяна Пугачёва было предано анафеме. Да, его родной дом сожгли, а реку Яик переименовали в Урал, чтобы стереть даже память о бунте. Но уральскому казачьему войску сделали массу поблажек, а казачье офицерство стали массово переводить в дворян, то есть в то самое «первое достоинство». И очень скоро казачество из бунтовщиков стало оплотом самодержавия. 

Источник

Поделитесь с друзьями: