На юбилейном заседании Валдайского клуба президент России успокаивал встревоженных экспертов и охранял от посягательств российские территории.

«Лучше общаться, чем собачиться». Чем запомнился Валдайский форум-2018?

Директор по научной работе Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Фёдор Лукьянов. © /

Иван Климычев

/

XV съезд Валдайского клуба символично открылся 15 октября около Сочи. Впервые за пять лет центральной темой форума стала Россия, хотя обычно здесь обсуждают в основном международную тематику. Однако, по словам программного директора «Валдая», директора Института международных исследований МГИМО Андрея Сушенцова, по многочисленным заявкам в том числе и иностранных гостей было решено сконцентрироваться на теме развития России. «В современном мире каждая страна вынуждена полагаться только на себя. Мы бы хотели посмотреть, насколько Россия к этому готова», — сказал на пленарной сессии директор по научной работе Валдайского клуба Фёдор Лукьянов.

Впервые в панельных дискуссиях клуба принимали участие российские министры, в том числе глава МИД Сергей Лавров, министр культуры Владимир Мединский, министр экономического развития Максим Орешкин и многие другие. Всего форум посетили 140 экспертов, из которых больше половины были не из России.

Кульминацией стала пленарная сессия, в которой принял участие Владимир Путин. Фактически, она превратилась в большую пресс-конференцию для российского лидера.

«Лес хочет покоя, да ветер не позволяет»

Президенту в ходе дискуссии пришлось не раз и не два защищать российские территории. К примеру, один из японских гостей предсказуемо поинтересовался судьбой Курильских островов. Он напомнил слова Путина двухлетней давности о том, что решить территориальную проблему Россия и Япония смогут тогда, когда между странами будет выстроено доверие. И спросил, появилось ли оно?

«Мы идем навстречу японским товарищам, организуем посещение для японских граждан кладбищ их родственников на Курильских островах, стараемся выполнять другие их просьбы. А что в ответ делает Япония для повышения доверия? Вводит против нас санкции», — посетовал президент. Он подчеркнул, что необходимое условие создания доверительных отношений — подписание мирного договора. «К сожалению, премьер-министр Абэ сказал мне, что в Японии на этот вопрос смотрят по-другому», — сказал российский лидер.

Беспокойство китайских гостей было иного рода. Известный эксперт по России, руководитель русского сектора Института социального развития Евразии при Госсовете КНР Шен Шилян напомнил президенту, что Россия и Китай включены в списки внешнеполитических противников США. «Лес хочет покоя, да ветер не позволяет. Дядюшка очень обижен. Что делать России и Китаю?» — в поэтической форме сформулировал он свой вопрос.

«Погода изменчива. И ветер упокоится. Мне кажется, не нужно остро реагировать на какие-то вещи, которые могут усугубить ситуацию», — отреагировал российский президент. По его мнению, американское давление не будет вечным, потому что США и сами несут потери от торговой войны с Китаем. А освободившиеся от ухода американских компаний ниши будут занимать российские компании.

Пройти мимо непростых отношений самой России с Америкой президент, разумеется, тоже не мог. «Есть такая старая шутка. Звучит она так. „Вопрос: как вы расслабляетесь? Ответ: я не напрягаюсь“. То же самое касается напряжения в международных делах. Мы не напрягаем никого. Мы не создаем никаких проблем. Никто не считает нужным предъявлять какие-то доказательства, когда обвиняет нас. Это результат внутриполитической борьбы. Кому-то показалось, что очень удобный инструмент решения внутриполитических проблем — разыгрывание антироссийской карты».

Впрочем, свои переговоры с президентом Трампом Путин, «несмотря на попытки дискредитировать эти встречи», считает скорее позитивными: «Лучше общаться и контактировать друг с другом, чем собачиться и ругаться. На мой взгляд, действующий президент настроен на стабилизацию и выравнивание ситуации. Посмотрим, как будет... У нас с ним нормальный, вполне профессиональный диалог. Он не просто слышит, а реагирует на аргументы собеседника. Может не соглашаться, как и я с ним. Но это нормальная дискуссия двух партнеров. Я не разделяю мнения тех, кто говорит, что он „токует, как тетерев“ и не слышит никого. Это неправда».

Не все из иностранных гостей были согласны с утверждением президента, что Россия никому в мире не создает проблем. «А как же Крым?», — спрашивали они. «Крым — это наша территория, — твёрдо отвечал им Путин. — Здесь же все демократы. Что такое демократия? Это власть народа. Вот крымчане и проголосовали за что, чтобы быть в России». Президент напомнил, что, когда разваливалась Югославия, воли народов этой страны всем, кто хотел её развала, хватило, что легализовать этот процесс. «Но к Крыму на Западе почему-то другой подход».

Национализм — не пещерный и «придурочный»

Значительная часть пленарной сессии была посвящена всё-таки отечественным проблемам. Не мог не обратиться Путин и к трагедии в Керчи: «Мы видим, что в соцсетях, в интернете созданы целые сообщества, в которых идет героизация подобных событий (нападений на школы. — прим. День Украины ). Они находят большой отклик у молодых людей с неустойчивой психикой». По словам президента, такая проблема возникает, потому что государство не создает нужного, интересного контента для молодых людей. «Это приводит к подобным трагедиям», — подчеркнул он.

Не менее опасными для России могут быть проявления радикального национализма. «Если мы будем выпячивать такой пещерный национализм, поливать грязью представителей других этносов, мы развалим страну, в чем не заинтересован русский народ. А я хочу, чтобы Россия сохранилась, в том числе и в интересах русского народа. И в этом смысле самым правильным, самым настоящим националистом и самым эффективным являюсь я. Но это не пещерный национализм, дурацкий и придурочный, который ведет к развалу нашего государства. Вот в чем разница».

Продолжая тему своего отношения к стране, Путин добавил: «Моя любовь к России, я не побоюсь этих слов высокопарных, возросла за эти годы. Я, признаюсь, не очень хорошо знал Россию. Я русский, мои корни в России, я себя ощущаю частью страны, русского народа. Но моя предыдущая жизнь и работа были связаны с международной деятельностью, я же почти 20 лет в разведке проработал. Я узнал Россию, когда приехал в Москву. Я увидел, насколько глубокая и мощная эта страна. Я не по книжкам времен Великой Отечественной войны, а воочию убедился в силе российского народа». «Наша задача — сделать изменения в стране плавными»

Присутствовавшая на дискуссии руководитель Фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер рассказала президенту, что в России почти 18 млн человек затрагивают онкологические проблемы. Это не только люди, страдающие от заболеваний, но и их родные и близкие. «Я бы очень хотела, что Россия вместе с тем, что она занимает ведущую роль в истории, занималась бы и своими гражданами», — сказал она президенту. «В центре наших дискуссий всегда должны быть наши внутренние проблемы», — ответил Путин. Он заверил, что вопросы медицины постоянно находятся в его поле зрения.

Один из западных экспертов заметил, что последние соцопросы показывают, что в России растет запрос на перемены. «Перемен хотят во всём мире, не только у нас. Перемен хотят в Баварии, где действующие власти потеряли большинство на выборах. Перемен хотят в Великобритании, где люди проголосовали за „брекзит“. Перемен хотят и наши граждане, но только не революционных. Наша задача — сделать изменения в стране плавными», — считает президент.

«Владимир Владимирович, а вы для себя каких-нибудь перемен хотите?», — уточнил ведущий сессии Федор Лукьянов. «Я хотел бы закончить поскорее, — честно признался президент. — Мне еще в Ташкент лететь, а перед этим хотелось бы в хоккей сыграть». Впрочем, аудитория его сразу не отпустила, и Путину пришлось задержаться ещё на некоторое время. Все-таки следующая такая встреча пройдет теперь лишь через год.

Источник

Поделитесь с друзьями:

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here