Знаменитый режиссер — о том, когда улучшатся наши отношения с Западом.

Карен Шахназаров: «Если бы не санкции, мы бы уже давно стали колонией»

Карен Шахназаров. © /

Евгений Одиноков

/

«Катастрофы не вижу»

Ольга Шаблинская, «»: Карен Георгиевич, вы из тех художников, которые не только творчеством занимаются, но и принимают активное участие в общественной жизни. Сегодня что волнует Шахназарова больше всего в стране и мире?

Карен Шахназаров: Как гражданина России, меня много чего беспокоит. Кроме того, я достаточно активно размышляю о происходящих в мире событиях, тем более что главные из них напрямую касаются нашей страны. В первую очередь волнует противостояние с Западом, в котором мы пребываем уже несколько лет. Общая напряжённость отношений с каждым годом заметно усиливается. Сегодня это, прямо скажем, уже война - по крайней мере экономическая и информационная точно. Считаю, что это всё надолго. Меняться ситуация будет лишь в зависимости от того, кто будет сильнее в том или ином раунде. У нас уже были периоды, когда верх брали мы. Было, когда они. Иногда противостояние сопровождалось жестокими войнами. Так что пока никакого просвета в наших отношениях с Западом я не вижу. При этом считаю, что данное противостояние вполне органично. Оно заложено в самом устройстве нашего мира. Ничего не изменится до тех пор, пока есть Запад и есть Восток. Это подтверждает сама история взаимоотношений между странами, цивилизациями. На протяжении нескольких сотен лет смысл западноевропейской политики, романо-германской цивилизации заключался в противостоянии Востоку в лице Российской империи, затем Советского Союза. Вторжение Наполеона, Крымская война, военная интервенция стран Антанты и центральных держав в 1918-1921 гг., Великая Отечественная война - примеров масса. «Прозападная» часть нашего общества видит в сегодняшней ситуации катастрофу. Я никакой катастрофы не вижу, это нормальное течение жизни. В этом нет ни мистики, ни загадки. Россия - огромная страна! Понятно, что у неё есть свои интересы. У Западной Европы они тоже имеются. Разумеется, это делает нас соперниками. Вполне естественно, что каждая страна и каждая цивилизация стремится каким-то образом улучшить, укрепить своё положение на международной арене.

- Но насколько это противостояние конструктивно? У нас от него столько проблем: упал рубль, цены на всё выросли…

- С одной стороны, это проблема. С другой - на любое противостояние можно по­смотреть по-разному: разглядеть возможности развития. Я думаю, что это была величайшая глупость с их стороны. На мой взгляд, если бы Запад не ввёл санкции, то добился бы желаемых результатов гораздо раньше. Во всяком случае, до обострения отношений Запад в России доминировал во многих сферах. Именно санкции буквально заставили Россию заниматься сельским хозяйством, развивать промышленное производство. Так что искать в недружественной политике со стороны США и Западной Европы одни лишь минусы слишком поверхностно. Уверен: если бы не санкции, судьба нашей страны была бы гораздо печальней. Мы бы рано или поздно стали колонией. 

На обломках империи

- И всё же не могу с вами согласиться. Из-за новых санкций выросли цены на билеты в отпуск, на продукты. А зарплата моя никак не меняется в зависимости от курса валют.  

- Колебания курса валют, безусловно, наносят определённый ущерб. Необходимо активно развивать собственную экономику, укреплять рубль. Что касается вашего примера, я сочувствую вам и считаю, что журналистам вашего издания должны повысить зарплату. Но проблема стоимости отпускных билетов - это ещё и ваши взаимоотношения с работодателем.

- Почему? 

- Потому что, например, на «Мосфильме» я повышаю зар­платы, когда рубль падает. 

- Но каким именно образом мы могли бы стать колонией Запада? Они напали бы на нас?

- В современном мире нет необходимости захватывать территории так, как это делалось в XIX веке. Есть другие способы, и мы сплошь и рядом это видим. На мой взгляд, Украина практически стала колонией - страна полностью зависит от кредитов Международного валютного фонда. И это естественно: если ты сам ничего не производишь, закупаешь всё за рубежом, то о какой самостоятельности тут можно говорить? Будешь исполнять политическую волю других государств. Это и называется «новый колониализм». 

- Мне кажется, это больше мужская точка зрения - считать органичным противостояние Запада и Востока. А я как женщина думаю: безумные средства затрачиваются на машины для убий­ства, когда огромная часть населения - на грани выживания. Неужели современный человек не может задуматься, что лучше жить в мире и тратиться на что-то действительно жизненно важное?

- Да человечество постоянно об этом задумывается! Достаточно почитать Толстого или Достоевского. Теми же вопросами из века в век задавались и лучшие мыслители Европы. Но в то же время мы видим, что ничего не меняется. Что из этого следует? То, что сама природа человека, видимо, так устроена, что он ещё не готов отказаться от войн. Страны по-прежнему тратят огромные деньги на во­оружение. Американцы ­700 ­млрд долларов в этом году выделили на оборонный бюджет - это же вообще безумие! На самом деле там наверняка заложены ещё большие средства, потому что есть статьи военных расходов, которые «спрятаны» в различные космические программы. Если суммировать оборонный бюджет США со странами НАТО - это порядка полутора-двух триллионов долларов! Немыслимые деньги! Разумеется, на них можно массу других проблем решить. Ту же ситуацию с мигрантами, наводнившими Европу. Прекратить войны, улучшить экономическую ситуацию в тех странах, откуда сейчас люди просто бегут без оглядки. Но, как вы видите, ничего не меняется. Все говорят о мире, а готовятся к войне. Это наводит на грустные размышления о людской природе. Время идёт, а человек не меняется. В определённой степени именно об этом я делал картину «Белый тигр». Все проклинают войну, но война идёт постоянно. Нет и не было ни одной минуты, чтобы где-то на земле не шла война! 

- Вы и вправду думаете, что ситуация может накалиться настолько между Россией и Западом, что дойдёт до реальных военных действий?

- Всякое может быть. При таком градусе противостояния могут и нервы сдать. Был же не так давно случай: истребитель испанских ВВС «потерял» боевую ракету.. А если бы эта ракета упала на территории России и взорвалась? В нынешней жёсткой ситуации, полагаю, мы могли бы и не выяснять, что произошло, а сразу симметрично ответить. Так что ситуация достаточно рисковая. 

Источник

Поделитесь с друзьями:

Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here