Брекзит, год спустя. Что референдум о выходе из ЕС дал британцам

Эксперт о том, что спустя год после решения на референдуме по выходу Великобритании из Евросоюза ситуация еще больше запуталась.

Брекзит, год спустя. Что референдум о выходе из ЕС дал британцам

С 19 июня в Брюсселе идут переговоры о выходе Великобритании из Евросоюза. Они начались со встречи британского министра по выходу из ЕС Дэвида Дэвиса и главного переговорщика ЕС,бывшего вице-президента Еврокомиссии Мишеля Барнье. Тема Брекзита красной нитью проходила и втронной речи, которую королева Елизавета II произнесла в парламенте 21 июня.

Референдум о выходе Великобритании из ЕС прошёлровно год назад — 23 июня 2016-го. В голосовании — со счетом 51,9% против 48,1% — победили сторонники Брекзита, а в марте 2017 г. новый премьер Британии Тереза Мэй объявила о запускепроцесса. По правилам, на согласование условий выхода отводится до двух лет, после чего членство автоматически прекращается. Этот срок закончится 29 марта 2019 г., но может быть продлен по обоюдному решению сторон.

Брекзит, год спустя. Что референдум о выходе из ЕС дал британцамЧто изменилось за прошедший год? Об этом «АиФ» рассказала руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева.

Владимир Кожемякин, АиФ.ru: Елена Владимировна, что референдум по Брекзиту дал британцам? Есть ли уже практические последствия этого решения о разводе с ЕС?

Елена Ананьева: После референдума возникла некая неопределенность, которая сказывается на всех сторонах жизни. Для бизнеса, например, стало труднее проводить инвестиции и планировать дела.

Правительство Великобритании опубликовало так называемую «Белую книгу», отражающую план выхода из Евросоюза. В ней изложена позиция Лондона по вопросам взаимодействия с ЕС в политической и экономической сферах, затронуты вопросы, касающиеся мигрантов. До прошедших в июне досрочных выборов британское правительствосклонялось к тому, что Брекзит должен быть жестким. Речь идет о соответствии четырем свободам, на которых строится ЕС: свободепередвижения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы. Эти принципы составляют единый производственный процесс: то есть, рабочая сила должна двигаться за капиталами, товарами и услугами. И если «свободы передвижения людей» нет, то, значит, не может быть и остальных трех. 

Брюссель также — во всяком случае, пока — настаивает на жестком Брекзите. При этом Британия заинтересована, по крайней мере, в трех упомянутых свободах, однако британцы проголосовали против иммиграции из Европейского союза так называемых «мобильных граждан ЕС», по терминологии Брюсселя. 

Однако после досрочных парламентских выборов в Британии ситуация осложнилась. Консервативная партия, создавшая правительство меньшинства, теперь должна заручиться поддержкойДемократической юнионистской партии (ДЮП), получившей 10 мест. Только при этом условии консерваторы могут удержаться во главе правительства. Не надо забывать, что ДЮП — по сути, партия из Северной Ирландии, а жители этой части Соединенного Королевства выступили против Брекзита. Там не хотят, чтобы граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия (единственная сухопутная граница Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии с Евросоюзом — Ред.) была на замке — что требуется по условиям жёсткого Брекзита.

 

— Что, на ваш взгляд, могут потерять и приобрести обычные люди в результате Брекзита? К примеру, по данным Института фискальных исследований Соединенного Королевства, каждая британская семья лишится порядка 1475 евро ежегодно: в течение десятилетия после выхода из ЕС в стране ожидается снижение реальных доходов населения, особенно работающего.

— Подсчеты были самые разные. Какова будет в конечном итоге сделка между Британией и ЕС, неясно, они пока ни о чем не договорились. Даже комитет по финансовым вопросам британского парламента еще перед референдумом говорил о том, что и та, и другая сторона — как сторонники членства страны в ЕС, так и его противники — приводят часто противоречащие друг другу выкладки и оперируют некорректными данными. Ясно лишь то, что это будет долгий процесс — по меньшей мере, два года. А если двух лет не хватит, то 27 стран ЕС должны будут проголосовать за продление переговоров.

— Как вы думаете, не жалеют ли британцы, голосовавшие за Брекзит, о своем выборе?

— До референдума они не имели четкого представления о реальных взаимоотношениях своей страны и ЕС. Эти воззрения были, по большей части, неверными и негативными по отношению к Европейскому союзу. Виноваты в том во многом британские СМИ — медиа-империя Руперта Мердока. Сейчас, спустя год после референдума, лишь 44% так называемых «брекзитеров» остались при своем твердом убеждении. Плюс к тому, появилась категория под названием «реливеры» — это те, кто считает, что Британия должна была остаться в ЕС, но согласен с тем, что правительство все же должно воплощать в жизнь результат референдума. Этих людей — 23%. Они смирились с волей народа: раз проголосовали за выход — значит, должны выйти.Сейчас внутриполитическая борьба будет идти вокруг мягкого и жесткого вариантов Брекзита. Ситуация еще больше запуталась.

— У мягкого варианта больше шансов?

— Не факт. Мы не знаем, какую позицию в итоге займет Брюссель. Например, в тронной речи королевы говорилось, что те «мобильные граждане ЕС», которые уже осели в Британии, должны подчиняться британским законам. А ЕС настаивает:на этих людей должны распространяться законы Евросоюза, причем пожизненно. Сегодня население Британии — около 65 млн человек. «Мобильных граждан ЕС» из них — порядка 3 млн. Именно «мобильных граждан», а не беженцев.

— В чем разница между теми и другими?

— Первые — это граждане стран-членов ЕС. Британцы проголосовали за Брекзит, в том числе, и потому, что в стране, например, уже 900 тыс. поляков. Поляки — вторая по численности крупная диаспора подобного рода в Британии. В связи с этим появился даже известный термин — «польский сантехник». Это результат политики Тони Блэра, который разрешил въезд полякам в том же году, что Польша вступила в ЕС — в 2004-м. Хотя должен был быть переходный период — 7 лет. Но Блэр отрыл им двери сразу.Сейчас в Британии также стало много румын и болгар — их впустили позже. А индийцев там — и вовсе уже миллион.

— Может ли Британия еще «соскочить» с Брекзита, если переговоры с ЕС зайдут в тупик? Или всё, поезд уже тронулся и его не остановить?

— С политической точки зрения в ближайшем обозримом будущем «переиграть» результаты референдума невозможно. Те, кто проголосовал за Брекзит, скажут: «Референдум был проведен честно. Почему наши интересы не учитываются?». Поэтому будет идти торг.

Источник

Поделитесь с друзьями: