30 лет без права переписки. Как власть отомстила родным Емельяна Пугачева?

Со многими рядовыми участниками бунта обошлись куда мягче, нежели с женщинами и детьми, вся вина которых была в том, что они носили фамилию «Пугачевы».

30 лет без права переписки. Как власть отомстила родным Емельяна Пугачева?

Василий Перов, «Суд Пугачёва» (вариант), 1875. Государственный исторический музей (Москва) © /

Испокон веков на Руси царили жесткие нравы. Порой, ведя борьбу с политическим противником, не щадили и его родственников. О судьбе самозваного «царя Петра III» Емельяна Пугачева всем хорошо известно: вождь бунта закончил жизнь на плахе, удостоившись напоследок милости от императрицы Екатерины II в виде менее мучительного способа казни.

Но к моменту своей смерти Емельян Иванович был женат, причем дважды. Какая судьба ждала его жен и детей?

Софья Дмитриевна Пугачёва.

Софья Дмитриевна Пугачёва. Иллюстрация:

Казачка Софья, примерная жена

Софья Дмитриевна Пугачева, в девичестве Недюжева, уроженка станицы Есауловской, 18 лет от роду была выдана замуж за сверстника, казака станицы Зимовейской Емельяна Пугачёва. Уже через неделю супружеской жизни молодой муж отбыл на войну с Пруссией.

Вернулся казак в 1762 году, а в 1764 году у Пугачевых родился первенец, которого назвали Трофимом. Как и положено казачке, Софья исправно рожала детей, но, помимо Трофима, выжили только две дочки: Аграфена и Христина.

До поры до времени жизнь казачьей семьи Пугачевых ничем не отличалась от жизни соседей. Но в 1771 году Емельян, отличившийся при взятии Бендер во время русско-турецкой войны, был отправлен домой для набора пополнения лошадей, а заодно и для лечения собственных хворей.

Побыв дома, Емельян вдруг понял, что царская служба его более не привлекает, и отправился хлопотать о выходе в отставку. К разочарованию Емельяна, он получил отказ.

Здесь Пугачев был втянут в авантюру. Муж сестры рассказал ему о плане отправиться на Терек, где у переселенцев-казаков было больше воли. Такой переезд считался побегом со службы, но Емельяну план понравился. Он пообещал помочь родственнику.

Своими планами он поделился с женой. Софья почувствовала, что спокойная жизнь заканчивается, и умоляла мужа не делать глупостей.

Муж в бегах, семья на паперти

Не помогло: Емельян отправился на Терек, пообещав устроиться и забрать семью к себе. Вновь он появился дома в феврале 1772 года, рассказав Софье, что терские казаки выбрали его атаманом. Жена не поверила ни одному его слову и решила выдать мужа казакам, посчитав, что супруг в заключении лучше, чем супруг в бегах. Тем более что муж сестры Пугачева, который и втянул его в эту историю, сдался властям и получил прощение.

Емельяна действительно арестовали, но он сбежал и в станицу больше не возвращался.

Положение Софьи Пугачевой было незавидным: она осталась одна с тремя маленькими детьми на руках и практически без средств к существованию. Чтобы как-то выжить, Софья продала дом и переехала к матери.

Денег хватило ненадолго. К осени 1773 года дети и жена Емельяна Пугачева вынуждены были побираться. А тут еще стали приходить пугающие новости, будто Емельян объявил себя царем и поднял бунт против императрицы.

Приказано разоблачать

Уже в январе 1774 года Екатерина II отдает распоряжение: дом бунтовщика Пугачева сжечь, пепел развеять, а место, где он стоял, навечно оставить в запустении. Членов семьи Емельяна приказано было доставить в распоряжение секретной следственной комиссии в Казани.

Софью с детьми разыскали у матери и под конвоем отправили в Казань, куда они прибыли 17 марта.

Генерал-аншеф Александр Бибиков, назначенный ответственным за подавление бунта, поначалу к жене и детям Пугачева отнесся достаточно лояльно. Их поселили на съемной квартире, обеспечив «порядочным пропитанием». Софье было приказано ходить на местный базар и рассказывать о себе и о своем муже-самозванце.

Но, когда войско Пугачева приблизилось к городу, Софью с детьми уже без всяких сантиментов бросили в тюрьму.

Не болтай!

При штурме Казани в июле 1774 года произошел крупный пожар, охвативший и тюрьму. Софья с детьми вместе с другими узниками были освобождены пугачевцами и оказались в их лагере.

Здесь десятилетний Трофим увидел отца и закричал: «Матушка! Смотри-тка, батюшка ездит!» Софья в ответ прошипела нечто не самое почтительное. 

Емельян увидел и узнал и жену, и детей. Однако его «императорское» положение не позволяло их признать. Поэтому он объявил, что это жена и дети верного ему казака Емельяна Пугачева, якобы засеченного кнутом за верность государю.

Софья оказалась фактически в положении заложницы мужа. Ее с детьми было велено возить в «императорском обозе», и она вынуждена была наблюдать, как супруг развлекается с окружающими его юными красотками. Некоторые из них, не зная, кто на самом деле Софья, делились с ней подробностями отношений с «государем».

Как-то раз Емельян все-таки решил поговорить с женой. Но разговор теплым не получился: муж пообещал не забыть о ней после «взятия Петербурга», одновременно пригрозив отрубить голову, если она сболтнет лишнее. Софья, видевшая, что творят пугачевцы с дворянами и другими «супостатами» при взятии крепостей, не сомневалась, что Емельян без колебаний исполнит обещание.

«Императрица» Устинья

Ко всему прочему, у Пугачева в этот момент была и еще одна законная супруга. Вернее, была она у «императора Петра III». В феврале 1774 года предводитель восстания женился на семнадцатилетней казачке из Яицкого городка Устинье Кузнецовой. Юную Устинью провозгласили «императрицей» и возили вслед за войском Пугачева.

Вряд ли Софья испытывала ревность к Устинье. Юная девушка свою судьбу не решала, оказавшись такой же заложницей обстоятельств, как и «старшая жена».

Но Софья, в отличие от Устиньи, чувствовала, что худшее еще впереди.

Когда в августе 1774 года войско Пугачева потерпело решающее поражение, вчерашние соратники решили, дабы заслужить прощение властей, выдать «императора». Вместе с Пугачевым выдали обеих его жен, а также сына с дочерьми.

Родных Пугачева доставили в Москву, где их допрашивали в ходе следствия.

Какая судьба ждала Емельяна, было ясно, а вот относительно участи членов его семьи ясности не было.

«Казнь Емельки Пугачёва в Москве». Литография (1865)

«Казнь Емельки Пугачёва в Москве». Литография (1865). Иллюстрация:

Признаны невиновными и отправлены в заключение

Материалы следствия показывали, что обе жены и дети главного бунтовщика не принимали участия в восстании. Тем не менее Екатерина II потребовала внести всех их в список подсудимых.

Приговор суда получился странным: родных Пугачева признали невиновными, но их предписывалось «без наказания отдалить, куда благоволит Правительствующий Сенат».

Правительствующий Сенат определил в качестве места пребывания Пугачевых Кексгольмскую крепость. Жителей юга России сослали на крайний северо-запад державы, ограничив их свободу пределами крепости.

Софью с детьми (а также Устинью) разместили в башне, позже названной Пугачевской, а Трофима, которому не было и 12 лет, отправили в одиночную камеру солдатской гауптвахты.

Со многими рядовыми участниками бунта обошлись куда мягче, нежели с женщинами и детьми, вся вина которых была в том, что они носили фамилию «Пугачевы». Впрочем, уже не носили: во исполнение указа императрицы о предании забвению Пугачева его родным было запрещено называться своей фамилией. Также им не разрешалось использовать любую другую.

Заключенные без права на имя... Удивительно, что изобретательная императрица не приказала надеть на них — на французский манер — железные маски.

Круглая (Пугачёвская) башня в крепости Кексгольма.

Круглая (Пугачёвская) башня в крепости Кексгольма. Фото: / Denlab812

Дочь Пугачева стала жертвой изнасилования

Через 12 лет, в год 25-летия правления Екатерины II, в стране была объявлена амнистия. В Петербург из Кексгольмской крепости полетела депеша: как быть с родными Пугачева? «Всем тем арестантам остаться на прежнем положении», — последовал ответ.

В следующий раз о заключенных вспомнили в 1796 году, после смерти императрицы. Новому императору Павлу I пришел запрос о судьбе Пугачевых. Рапорт гласил, что ведут они себя смирно, ни в чем дурном не замечены и угрозы не представляют. Ответ из Петербурга гласил: оставить все как есть.

В 1797 году новым комендантом Кексгольмской крепости стал полковник граф де Мендоза Ботелло. Он обнаружил, что и без того незавидное положение Пугачевых ухудшалось из-за многочисленных злоупотреблений прежнего коменданта. Самым вопиющим из них было изнасилование полковником Гофманом Аграфены Пугачевой. Подвергшаяся надругательству Аграфена родила ребенка, которого назвали Андреем. Малыш умер еще до конца начатого с подачи нового коменданта разбирательства. Возможно, благодаря этому дело было замято.

После восшествия на престол в 1801 году Александра I была собрана Комиссия по пересмотру уголовных дел. И снова был вынесен вердикт: Пугачевы должны оставаться в крепости.

«Простой мужик и крестьянки, которые показались мне смирными и робкими»

В 1803 году император, ездивший по стране с инспекцией, заглянул и в Кексгольм. Там ему предъявили и Пугачевых, отсидевших к тому времени 28 лет.

Увиденное произвело впечатление на монарха. Он распорядился выпустить заключенных из крепости, разрешив поселиться в городе, правда, сохранив за ними надзор.

Тем не менее какое-то время Пугачевы еще провели в крепости. Трофим как единственный мужчина в семье должен был построить для близких дом, ибо власти «баловать семью бунтовщика» не собирались.

Успела ли дождаться окончания строительства дома Софья Дмитриевна, неизвестно: точная дата ее смерти не установлена.

«Императрица» Устинья Кузнецова, согласно сохранившимся документам, умерла в ноябре 1808 года. 

Знаменитый русский мемуарист Филипп Вигель побывал в Кексгольме в 1811 году и в своих заметках записал: «Я ходил смотреть упразднённую крепость, и в ней показывали мне семейство Пугачёва, не знаю зачем всё ещё содержащееся под стражею, хотя и не весьма строгою. Оно состояло из престарелого сына и двух дочерей. Простой мужик и крестьянки, которые показались мне смирными и робкими».

Несчастные дети Емельяна Пугачева, которым сломали жизнь собственный отец и мстительная императрица, доживали свой век.

В духовной росписи Рождественского собора Кексгольма указано, что Аграфена Пугачева не раз игнорировала исповедь и причастие. Возможно, после 30 с лишним лет несправедливого заключения и изнасилования царским чиновником ее вера в Бога несколько пошатнулась?

Легенда о Трофиме Пугачеве

Трофим Емельянович Пугачев умер в начале 1819 года в возрасте 55 лет. На Дону можно услышать легенду, будто сын вождя бунта на самом деле бежал, поселился в Воронежской области, женился и произвел на свет дочь. Если верить этой истории, то на момент рождения дочери Трофиму Пугачеву было 85 лет!

Шутки шутками, но газета «Вечерний Волгодонск» в июне 2012 года опубликовала материал о потомках Емельяна Пугачева, в котором, помимо всего прочего, есть и фото памятника, на котором написано: «Пугачев Трофим Емельянович 1760 — 1886». Авторы памятника, который явно установлен не так давно, перепутали год рождения Трофима Пугачева, зато щедро отмерили ему больше 120 лет жизни. Ничего не поделаешь, любит наш народ чудеса и легенды.

Встреча с декабристами

Вернемся, однако, к реальным историческим фактам. В 1826 году умерла Христина Пугачева. Произошло это всего за полтора месяца до того, как в Кексгольм под конвоем прибыли участники восстания декабристов. В своих письмах декабристы рассказывали, что встретили Аграфену Пугачеву, дочь самого Емельяна Пугачева.

В 1833 году на имя начальника Третьего отделения императорской канцелярии Александра Бенкендорфа поступил доклад: «Жившая под надзором полиции в г. Кексгольме дочь казака Емельки Пугачёва Аграфена 5 числа того месяца от болезни и старости умерла».

Источник

Поделитесь с друзьями: